Четверг, 27 февраля 2020 13:19

Федор Клюка больше не нужен Владимиру Лисину

Почему семейный бизнес «хозяев Старого Оскола» ждут нелегкие времена.
В конце прошлого года Центральный банк подал заявление в арбитражный суд о ликвидации ООО «Осколбанк», — небольшого провинциального кредитного учреждения. Впрочем, некоторые детали этой истории и имена действующих лиц побуждают предположить, что речь здесь идёт не о простой рутинной работе ЦБ по санации региональных банков.

Банк в своём кармане

Об этом сообщает Руспрес

Осколбанк работал, как нетрудно догадаться, в городе Старый Оскол. Его можно с полным правом считать пионером российских коммерческих банков. Он был создан двадцать лет назад, в далеком 1990-м. Не на пустом, разумеется, месте, а на основе местного филиала Агропромбанка.

За все прошедшие годы ничем особенным не выделялся, за исключением случая, когда в 2004 году папа его владельца Олега Клюки, Фёдор Клюка, вдруг неожиданно выскочил в первой сотне российских богачей – в списке «Форбс».

Как писала по этому поводу «Российская газета», главная заслуга Фёдора Клюки состояла в том, что он сделал своё состояние (называлась цифра 210 миллионов долларов) не на всяких там торгово-финансовых операциях, а на сельском хозяйстве. Газета честно и откровенно представила его читателям так: «Знакомьтесь: Фёдор Клюка, город Старый Оскол Белгородской области, его почётный гражданин и, по сути, хозяин оного с окрестностями».

В первом пассаже (о происхождении капитала, частной собственности) уважаемое издание либо оговорилось, либо слукавило, либо просто не получило всей полноты информации. А вот второй пассаж – о хозяине города – как показали результаты исследования, попал в точку.

Поэтому представляется закономерным и даже естественным, что в беспокойное хозяйство Фёдора Клюки входил и принадлежащий ему городской банк. Тот самый Осколбанк, руководство и полное владение которым Фёдор Клюка передал в руки своего сына Олега.

Сам по себе Осколбанк был небольшим кредитно-финансовым учреждением. Он занимал, по данным «СПАРК-Интерфакс», 332 место в России по величине активов – 2,12 млрд рублей. Прибыль его после уплаты налогов в 2018 году составила 15,19 млн руб. Но была у него одна особенность. По мнению экспертов, Осколбанк являлся так называемым кэптивным банком. Проще говоря, обслуживал интересы ограниченной группы лиц.

А если принять во внимание слова журналистов о Фёдоре Клюке как о «хозяине города и его окрестностей», то несложно прийти к выводу, что той самой ограниченной группой, в интересах которой работал Осколбанк, могла быть просто-напросто семья самого Фёдора Клюки – жена, дети, близкие родственники. Ну и друзья семьи. Что впоследствии было неоднократно подтверждено рядом СМИ, изучавших этот вопрос.

Следует заметить, что судьба таких кэптивных банков складывается, как правило, по двум сценариям. Либо, что редко, они расширяют сферу своей деятельности, становятся просто крупными банками, либо – рано или поздно – прекращают существование.

Как видим, в случае с Осколбанком сработал сценарий номер два.

В сообщениях о лишении Осколбанка лицензии подчеркивалось, что этот банк постоянно нарушал федеральные законы, регулирующие деятельность такого рода учреждений.

Осколбанк, в частности, обвиняли в том, что он не соблюдал статьи об отмывании доходов, полученных преступным путём, и финансировании терроризма.

Также регулятор уличил Осколбанк в проводке сомнительных транзакций повышенного риска, систематическом занижении необходимых резервов на возможные потери по ссудной задолженности и других нарушениях.

При этом регулятор, до принятия окончательного решения об отзыве лицензии у Осколбанка, и предупреждал его, и штрафовал. А тот упорно продолжал гнуть свою линию. Почему?

Судя по имеющейся информации, потому, что следовал известному принципу: «Семья – прежде всего». А главной задачей Осколбанка, как можно судить по информации, которую публиковали многие СМИ, было как раз финансирование семейных предприятий. А это – помимо агропредприятий – местное радио, телеканал, кабельный оператор, торговые центры Старого Оскола.

А ещё АО «Оскольский завод металлургического машиностроения» (ОЗММ). 94,49% акций этого заслуженного предприятия принадлежат также Олегу Клюке. Осколбанк ещё и основной залогодержатель ОЗММ. Предприятие, кстати, после того как перешло в руки Клюки-младшего, если верить публиковавшимся в СМИ данным, работает из рук вон плохо. В 2017 году чистый убыток составил 148 миллионов рублей. Долг ОЗММ по неисполненным обязательствам составлял почти 90 млн рублей. Акционеры давно забыли, что значит слово «дивиденды». Зато Клюка и его родственники вроде как выписали себе более 20 млн рублей премий.

К Лисину, в попутчики

Между прочим этот самый ОММЗ в руки Олега Клюки свалился из рук папы Фёдора. А тому – тоже не с неба. И не за счёт заработанных тяжелым трудом накоплений. Эта история напрямую связана с неожиданным появлением никому неизвестного Фёдора Клюки в списке «Форбс». А главный герой этой истории — отнюдь не старооскольский Фёдор Клюка, а известный на весь мир миллиардер, металлургический король Владимир Лисин.

Хочется верить, что журналисты искренне заблуждались, утверждая, что явление в «Форбсе» Фёдора Клюки напрямую связано с изумительными трудовыми достижениями последнего. Достаточно взглянуть на трудовую биографию владыки Старого Оскола. Сверкнул он в форбсовском списке в 2004 году, и вряд ли следует считать случайностью, что это событие совпало с продажей Фёдором Клюкой своего пакета акций Стойленского горно-обогатительного комбината.

Фёдор Клюка этим предприятием руководил. И был обладателем трети акций благодаря сотрудничеству с известным в «лихие девяностые» бизнесменом Борисом Иванишвили. Ну а поскольку Стойленский ГОК одно из трёх крупнейших российских предприятий, поставляющих руду для сталелитейной промышленности, то не составит труда угадать, кто положил на него в итоге глаз. Да, это был Владимир Лисин.

В своё время издание «Форбс» дало достаточно точную, как представляется после изучения материалов, касающихся Фёдора Клюки и его бизнеса, характеристику манеры ведения дел Владимиром Лисиным: «Хозяин НЛМК рано или поздно расстается со всеми партнёрами. У него бывают только временные союзники».

Первым партнёром, правда, старшим для Лисина, стал прогремевший в середине девяностых годов прошлого века Олег Сосковец. Так сложилась судьба, что он был перед тем, как уйти в правительство СССР, министром металлургии, затем вице-премьером правительства новой России, трудился на посту гендиректора Ново-Липецкого металлургического комбината ( НЛМК). А заместителем его в ту пору служил Владимир Лисин. Когда задул ветер перемен, оба шли некоторое время вперед и вместе.

Вскоре Лисин нашел себе ещё одного партнёра – бывшего заведующего центральным гастрономом Одессы, затем – бизнесмена, гражданина США Сэма (Семеном) Кислина. Он в ту пору владел ставшей широко известной в России компанией Trans Commodities.

Вместе они, причём, как уверяет Лисин, без всякого содействия Олега Сосковца, начали реализовывать суперуспешные проекты. Например, широкое применение толлинга – когда в обмен на сырье получали по низким ценам готовую продукцию и гнали её беспошлинно за рубеж

Затем Кислин стал не нужен, поскольку нашлись новые партнёры. Тоже некогда известные имена – Дэвид Рубен, братья Чёрные. Создана компания TWG. Схема толлинга давала ей возможность контролировать почти всю российскую металлургию. Затем ушел в историю Олег Сосковец. Но Лисин уже был в силе, и вскоре стал владельцем того самого НЛМК, в котором начинал свой трудовой путь. Все эти Кислины, Чёрные, даже Сосковец и прочие остались позади. Кто по хорошему, кто – через суды.

Новолипецкому металлургическому комбинату, перешедшему Лисину во владение, нужен был собственный поставщик руды. Так в поле зрения Лисина попал Стойленский ГОК, акциями которого владели Иванишвили и Клюка.

Люблю тебя я до поворота

Владимир Лисин подошел к приобретению Стойленского ГОКа творчески. Сначала провел переговоры с Иванишвили, и в итоге получил контрольный пакет (59,8%). Сумма сделки составила, по данным журнала «Профиль», $510 млн. Дальше с 33% акций Фёдора Клюки было проще. По оценкам экспертов, он получил за них всего $150 млн. Деваться-то ему было некуда. В качестве бонуса Лисин добавил Клюке контрольный пакет Оскольского завода металлургического машиностроения (их стоимость оценивают не более чем в $20 млн). Эксперты полагают, что Лисин изначально и не собирался дать Клюке за его долю в Стойленском ГОКе больше $170 млн.

Приобретение Стойленского ГОК стало для Владимира Лисина одним из главных завершающих этапов создания металлургической империи.

Не исключено, что в качестве поощрительного приза (помимо попадания на один срок в список «Форбс») Фёдору Клюке был обещан статус партнёра Владимира Лисина. Ведь Оскольский машиностроительный завод производит запчасти для оборудования НЛМК.

Возможно, так оно и было, но на производственно-финансовой деятельности клана Клюки это никак не отразилось. Завод на грани банкротства. И теперь, если он нужен Владимиру Лисину, то его можно взять практически даром. С Осколбанком и того хуже. Объявленные ЦБ причины закрытия – отмыв денег, финансирование терроризма – что называется, тяжелые статьи. По мнению некоторых наблюдателей, регулятор одним лишь отзывом лицензии вряд ли ограничится. Вполне возможно, история закончится возбуждением уголовного дела. Но в любом случае, очевидно, что семейный бизнес «хозяев Старого Оскола» ждут нелегкие времена. При этом вариант «придет партнёр на выручку» представляется почему-то маловероятным.


Источник: “https://rucompromat.com/articles/fedor_klyuka_bolshe_ne_nuzhen_vladimiru_lisinu”

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.